?

Log in

No account? Create an account
правозащита, аналитика, межнациональные отношения, защита прав человека

МОД "Правозащита 21 век"

Previous Entry Share Next Entry
Глава 1. Хочу быть Русским.
правозащита, аналитика, межнациональные отношения, защита прав человека
pravoza21

Мои представления о России и Русских мало чем отличались от большинства представителей Закавказья моего времени. В основном они черпались из кинофильмов, газет, от демобилизованых солдат срочной службы, из рассказов участников Великой Отечественной войны, и наконец, от небольшого количества русских, которые проживали в нашем провинциальном городке, занимающимся добыванием железной и алунитовой руды. В городе была русская школа, где в основном учились армяне, русские, немного азербайджанцев из смешанных семей и другие представители малочисленных народов, приехавшие по направлениям учебных заведений или по комсомольским путевкам. Все мы неплохо знали русскую героику революционных времен, восхваляющую храбрость одних русских, сражающихся за «красных» и подчеркивающую трусость других русских, сражавшихся за «белых». Мы, дети того времени всегда были на стороне «красных» и поэтому русские для нас были те, кто всегда героически сражался, совершал безумные подвиги и всегда были победителями. Не задумываясь, любили «красных» русских, тупо ненавидя «белых» русских. Нашими русскими кумирами экрана, которым аплодировали, были «Красные» герои: Чапаев, Блюхер, Фрунзе, Гайдар, Бонч-Бруевич, Буденный, Дундич, Троцкий, Щорс, Лазо, Железняк, Ворошилов и др. Освистывали «белых» русских, Деникина, Врангеля, Колчака и др.

Мы и знать не знали, что любимые нами русские герои, Матросов, Талалихин, Космодемьянская, Василий Теркин и другие имеют прототипы среди Узбеков, Татар, Азербайджанцев и т. д. Детская наивность не имела границ и давала нам неограниченную свободу любить понравившихся и верить в их святость и мечтать о том, когда же вырасту и наконец стану тоже «Русским». О предателях русских, «власовцах» мы тоже еще не знали. Та малочисленная тварь и нечисть, которая служила немцам в оккупации и сдавала, почитаемых нами партизан, в нас вселяла ненависть больше, чем сами немцы. Однако мы любили Русских не только за то, что они были этакими героями экранов.

Армянам Русские нравились просто за то, что они работали с Анастасом Микояном, азербайджанцам, потому, что они были коллегами Гейдара Алиева, грузинам же русские нравились за то, что они работали под началом самого русистого грузина Сталина. Мы думали, если бы русские были плохими то наши соотечественники не стали бы с ними работать, идти в бой за Русскую землю, строить для Русских сельчан коровники и просто дружить.

Хочется несколько слов сказать о тех русских, что жили и трудились рядом с нашими родителями, чьи дети ходили с нами в садик, учились с нами в школе, играли вместе с нами в детские игры и ходили в школьные походы. Русские в Азербайджане, как и в остальных республиках СССР, чувствовали себя довольно комфортно и уверенно. Будучи в ограниченном количестве, Русские имели своего представителя в районном центре в лице второго секретаря райкома, заместителя председателя райисполкома, заместителя начальника милиции и т.д. В быту и разговорах, без особых стеснений, Русские и тогда употребляли, привычные и поныне, эпитеты «армяшка», адресованные всем, кто не принадлежал русской нации. Это я к тому, откуда идут корни сегодняшних эпитетов, «чурки», «хачи», «зверки» и десятки других новых. Некоторые ошибочно твердят об этом, как о новом явлении, не присущем ранее Русским. Думаю, меня исправят более осведомленные, но я не припомню, чтобы мы, дети в ответ употребляли оскорбительные эпитеты в адрес Русских. Да и как могли хоть чем то, очернять своих же кумиров. Возможно, взрослые и имели нечто в арсенале, но не позволяли себе выражаться при детях. Матершину при детях и женщинах я услышал позднее, когда приехал жить в Россию, но об этом позже.

Сегодня стали частыми разного рода принуждения. То кого то принуждают к миру, то принуждают к одностороннему признанию исключительной роли Русского народа в разгроме гитлеровской Германии. Так это все когда то уже было в СССР. В разгар отечественной войны сталинский идеологический аппарат с целью поднятия воинского духа советской армии, принуждал народы к признанию Русской нации, как героической, непобедимой и несгибаемой. Разумеется, что это было сделано правильно и своевременно, русские составляли большинство и поставляли солдат в действующую армию больше других и заслуживали признания. Однако, не приостановив своевременно это идеологическое явление, власть позволила целому народу реально поверить в это и наделать себе же массу бед. Это впоследствии стало одной из причин

развала целой империи, к слову сказать, как видим сегодня, не совсем уж и плохой.

Были времена принуждения следить за действиями отца, брата, соседа, с целью выявления «врагов народа» и сдача в НКВД, озлобивших народы и ломавших семейные и гражданские устои. Русские нам казались особенными и были достойны подражания. Мы были убеждены, что мы все равны и нас не волновало национальное происхождение Пушкина, Лермонтова, Грибоедова, Гоголя, Айвазовского, Кобзона, Хиля, Мулермана, Ахматовой, Пастернака, Булгакова, Нуриева и Плесецкой, Сахарова и Келдыша, Данелия и Джигарханяна, Бабаджаняна и Магомаева, Антонова и Добрынина, Бернеса и Алегровой, мы считали их русскими, и это позволяло еще больше любить и уважать русских. Мы верили, что всех кормят Русские. Думалось, будто Русские работают день и ночь, думая о других народах. По неизвестной нам причине мы считали что вся территория и природные ресурсы РФ принадлежат Русским и они являются кормчими всех народов. Не знали, что восемьдесят процентов природных богатств находятся на территории союзных республик и национальных автономных республиках и краях РСФСР, Ямале, Саха Якутии, Ханта Мансийске, республиках Поволжья и.т.д.

Всеобщий любимец нашего города, бессменный сторож клинического городка русский мужичок Митя, он был ростом более ста пятьдесяти сантиметров, после смерти был похоронен на самом возвышении. Его могила была видна многим горожанам из окон своих квартир. Это были единственные похороны, собравший неимоверное количество горожан.